> > > >

 
04.11.2005, 18:19   #
Инкогнито
 
 
Регистрация: 19.05.2005
Сообщений: 10
По умолчанию Архив


Просмотр полной версии : стихи с оттенком бдсм


Singapurrr
18.03.2007, 04:37
Анна Ахматова

Дверь полуоткрыта...

Дверь полуоткрыта,
Веют липы сладко...
На столе забыты
Хлыстик и перчатка.
Круг от лампы желтый.
Шорохам внимаю.
Отчего ушел ты?
Я не понимаю...
Радостно и ясно
Завтра будет утро.
Эта жизнь прекрасна,
Сердце, будь же мудро.
Ты совсем устало,
Бьешься тише, глуше...
Знаешь, я читала,
Что бессмертны души.
Каждый день по-новому тревожен
Каждый день по-новому тревожен,
Все сильнее запах спелой ржи.
Если ты к ногам моим положен,
Ласковый,лежи.
Иволги кричат в широких кленах,
Их ничем до ночи не унять.
Любо мне от глаз твоих зеленых
Ос веселых отгонять.
На дороге бубенец зазвякал-
Памятен нам этот легкий звук.
Я спою тебе,чтоб ты не плакал,
Песенку о вечере разлук.

Муж хлестал меня узорчатым...
Муж хлестал меня узорчатым
Вдвое сложенным ремнем.
Для тебя в окошке створчатом
Я всю ночь сижу с огнем.
Рассветает, и над кузницей
Подымается дымок.
Ах, со мной, печальной узницей,
Ты опять побыть не мог.
Для тебя я долю хмурую,
Долю-муку приняла.
Или любишь белокурую,
Или рыжая мила?
Как мне скрыть вас, стоны звонкие!
В сердце темный, душный хмель,
А лучи ложатся тонкие
На несмятую постель.


Смятение

1
Было душно от жгучего света.
А взгляды его - как лучи.
Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить.
Наклонился - он что-то скажет...
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.

2
Не любишь,не хочешь смотреть?
О,как ты красив,проклятый!
И я не могу взлететь,
А с детства была крылатой.
Мне очи застит туман,
Сливаются вещи и лица,
И только красный тюльпан,
Тюльпан у тебя в петлице.

3
Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне,улыбнулся,
Полуласково,полулениво
Поцелуем руки коснулся-
И загадочных, древних ликов
На меня поглядели очи...
Десять лет замираний и криков,
Все мои бессоные ночи
Я вложила в тихое слово
И сказала его-напрасно.
Отошел ты,и снова стало
На душе и пусто и ясно.
Пролог, или сон во сне
Лаской страшишь, оскорбляешь мольбой,
Входишь без стука.
Всё наслаждением будет с тобой -
Даже разлука.
Пусть разольётся в зловещей судьбе
Алая пена,
Но прозвучит как присяга тебе
Даже измена:
Той, что познала и ужас и честь
Жизни загробной:
Имя твоё мне сейчас произнесть -
Смерти подобно.


Черный сон

2
Ты всегда таинственный и новый,
Я тебе послушней с каждым днём.
Но любовь твоя, о друг суровый,
Испытание железом и огнём.
Запрещаешь петь и улыбаться,
А молиться запретил давно.
Только б мне с тобою не расстаться,
Остальное всё равно!
Так, земле и небесам чужая,
Я живу и больше не пою,
Словно ты у ада и у рая
Отнял душу вольную мою.

3
От любви твоей загадочной,
Как от боли, в крик кричу,
Стала жёлтой и припадочной,
Еле ноги волочу.
Новых песен не насвистывай, -
Песней долго ль обмануть,
Но когти, когти неистовей
Мне чахоточную грудь,
Чтобы кровь из горла хлынула
Поскорее на постель,
Чтобы смерть из сердца вынула
Навсегда проклятый хмель.

4
Проплывают льдины, звеня,
Небеса безнадёжно бледны.
Ах, за что ты караешь меня,
Я не знаю моей вины.
Если надо - меня убей,
Но не будь со мною суров.
От меня не хочешь детей
И не любишь моих стихов.
Всё по-твоему будет: пусть!
Обету верна своему,
Отдала тебе жизнь, но грусть
Я в могилу с собой возьму.

6
Тебе покорной? Ты сошёл с ума!
Покорна я одной Господней воле.
Я не хочу ни трепета, ни боли,
Мне муж - палач, а дом его - тюрьма.
Но видишь ли! Ведь я пришла сама:
Декабрь рождался, ветры выли в поле,
И было так светло в твоей неволе,
А за окошком сторожила тьма.
Так птица о прозрачное стекло
Всем телом бьётся в зимнее ненастье,
И кровь пятнает белое крыло.
Теперь во мне спокойствие и счастье.
Прощай, мой тихий, ты мне вечно мил
За то, что в дом свой странницу пустил.


Александр Блок

Servus - reginae

Не призывай. И без призыва
Приду во храм.
Склонюсь главою молчаливо
К твоим ногам.
И буду слушать приказанья
И робко ждать.
Ловить мгновенные свиданья
И вновь желать.
Твоих страстей повержен силой,
Под игом слаб.
Порой - слуга; порою - милый;
И вечно - раб.

Ангел-Хранитель
Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле.
Во мгле, что со мною всегда на земле.
За то, что ты светлой невестой была,
За то, что ты тайну мою отняла.
За то, что связала нас тайна и ночь,
Что ты мне сестра, и невеста, и дочь.
За то, что нам долгая жизнь суждена,
О, даже за то, что мы - муж и жена!
За цепи мои и заклятья твои.
За то, что над нами проклятье семьи.
За то, что не любишь того, что люблю.
За то, что о нищих и бедных скорблю.
За то, что не можем согласно мы жить.
За то, что хочу и не смею убить -
Отмстить малодушным, кто жил без огня,
Кто так унижал мой народ и меня!
Кто запер свободных и сильных в тюрьму,
Кто долго не верил огню моему.
Кто хочет за деньги лишить меня дня,
Собачью покорность купить у меня...
За то, что я слаб и смириться готов,
Что предки мои - поколенье рабов,
И нежности ядом убита душа,
И эта рука не поднимет ножа...
Но люблю я тебя и за слабость мою,
За горькую долю и силу твою.
Что огнем сожжено и свинцом залито -
Того разорвать не посмеет никто!
С тобою смотрел я на эту зарю -
С тобой в эту черную бездну смотрю.
И двойственно нам приказанье судьбы:
Мы вольные души! Мы злые рабы!
Покорствуй! Дерзай! Не покинь! Отойди!
Огонь или тьма - впереди?
Кто кличет? Кто плачет? Куда мы идем?
Вдвоем - неразрывно - навеки вдвоем!
Воскреснем? Погибнем? Умрем?


В ночи, когда уснет тревога...

В ночи, когда уснет тревога,
И город скроется во мгле -
О, сколько музыки у бога,
Какие звуки на земле!
Что буря жизни, если розы
Твои цветут мне и горят!
Что человеческие слезы,
Когда румянится закат!
Прими, Владычица вселенной,
Сквозь кровь, сквозь муки, сквозь гроба-
Последней страсти кубок пенный
От недостойного раба!

Демон
Иди, иди за мной - покорной
И верною моей рабой.
Я на сверкнувший гребень горный
Взлечу уверенно с тобой.
Я пронесу тебя над бездной,
Её бездонностью дразня.
Твой будет ужас бесполезный -
Лишь вдохновеньем для меня.
Я от дождя эфирной пыли
И от круженья охраню
Всей силой мышц и сенью крылий
И, вознося, не уроню.
И на горах, в сверканьи белом,
На незапятнанном лугу,
Божественно-прекрасным телом
Тебя я странно обожгу.
Ты знаешь ли, какая малость
Та человеческая ложь,
Та грустная земная жалость,
Что дикой страстью ты зовёшь?
Когда же ветер станет тише,
И, околдованная мной,
Ты полететь захочешь выше
Пустыней неба огневой, -
Да, я возьму тебя с собою
И вознесу тебя туда,
Где кажется земля звездою,
Землёю кажется звезда.
И, онемев от удивленья,
Ты узришь новые миры -
Невероятные виденья,
Создания моей игры...
Дрожа от страха и бессилья,
Тогда шепнёшь ты: отпусти..
И, распустив тихонько крылья,
Я улыбнусь тебе: лети.
И под божественной улыбкой
Уничтожаясь на лету,
Ты полетишь, как камень зыбкий,
В сияющую пустоту...


Песня Фаины

Когда гляжу в глаза твои
Глазами узкими змеи
И руку жму, любя,
Эй, берегись! Я вся - змея!
Смотри: я миг была твоя,
И бросила тебя!
Ты мне постыл! Иди же прочь!
С другим я буду в эту ночь!
Ищи свою жену!
Ступай, она разгонит грусть,
Ласкает пусть, целует пусть,
Ступай - бичом хлестну!
Попробуй кто, приди в мой сад,
Взгляни в мой чёрный, узкий взгляд,
Сгоришь в моём саду!
Я вся - весна! Я вся - в огне!
Не подходи и ты ко мне,
Кого люблю и жду!
Кто стар и сед во цвете лет,
Кто больше звонких даст монет,
Приди на звонкий клич!
Над красотой, над сединой,
Над вашей глупой головой
Свисти, мой тонкий бич!

Унижение

В чёрных сучьях дерев обнажённых
Желтый зимний закат за окном.
(К эшафоту на казнь осужденных
Поведут на закате таком).
Красный штоф полинялых диванов,
Пропыленные кисти портьер...
В этой комнате, в звоне стаканов,
Купчик, шулер, студент, офицер...
Этих голых рисунков журнала
Не людская касалась рука...
И рука подлеца нажимала
Эту грязную кнопку звонка...
Чу! По мягким коврам прозвенели
Шпоры, смех, заглуёенный дверьми...
Разве дом этот - дом в самом деле?
Разве так суждено меж людьми?
Разве рад я сегодняшней встрече?
Что ты ликом бела, словно плат?
Что в твои обнаженные плечи
Бьет огромный холодный закат?
Только губы с запекшейся кровью
На иконе твоей золотой
(Разве это мы звали любовью?)
Преломились безумной чертой...
В желтом, зимнем, огромном закате
Утонула (так пышно!) кровать...
Еще тесно дышать от объятий,
Но ты свищешь опять и опять...
Он не весел - твой свист замогильный...
Чу! опять - бормотание шпор...
Словно змей, тяжкий, сытый и пыльный,
Шлейф твой с кресел ползет на ковер...
Ты смела! Так еще будь бесстрашней!
Я - не муж, не жених твой, не друг!
Так вонзай же, мой ангел вчерашний ,
В сердце - острый французский каблук!


Николай Асеев

Слушай, Анни

Слушай, Анни, твое дыханье,
трепет рук, и изгибы губ,
и волос твоих колыханье
я, как давний сон, берегу.
Эти лица, и те, и те,-
им хоть сто, хоть тысячу лет скости,-
не сравнять с твоим в простоте,
в прямоте и в суровой детскости.
Можно астрой в глазах пестреться,
можно ветром в росе свистеть,
но в каких человеческих средствах
быть собой всегда и везде?!
Ты проходишь горя и беды,
как проходит игла сквозь ткань...
Как выдерживаешь ты это?
Как слеза у тебя редка?!
Не в любовном пылу и тряске
я приметил крепость твою.
Я узнал, что ни пыль, ни дрязги
к этой коже не пристают.
И когда я ломлю твои руки
и клоню твоей воли стан,
ты кричишь, как кричат во вьюге
Лебедя, от стаи отстав...

dolor-ante-lucem
19.03.2007, 02:56
Мой Господин, мой Бог, моя Святыня!
Пред Вами девушка, что жаждет стать рабыней.
Обнажена. Коленопреклоненна. Стыд забыт.
Она слова молитвы Вам твердит.

Лишь Вам принадлежит поклонница Де Сада
От губ, вниз, до пылающего зада:
Через ложбинку меж крутых грудей,
Через лобок, сокрытый от людей.

Она вручает Вам свою судьбу.
Распните ж на цепях ее. Рабу.
Смотрите! Бейте! Трогайте! Любите!
Как и куда Вы этого хотите!

Используйте как Вам угодно рот,
Сдавите страстью сдавленный живот,
Упругие раздвиньте ягодицы -
Чтоб стон, чтоб крик, чтоб ей в экстазе биться!

Сожмите грудь. Чтоб боль, чтоб пот ручьем.
Воспользуйтесь невинностью ее!
В толпу ее!!! Бесправную, безродную,
Порочную, лишь "Да" сказать свободную.

Пусть тело знает кнут, а кожу - плеть.
И соль на раны - чтоб в огне гореть.
Сталь раскаленная пусть к телу прикоснется
И зашипит... Пусть мир перевернется!.

Истекшей, изможденной за труды
Пусть будут лишь кровавые следы -
В душе, на теле и на простынях.
И пусть навек останется в цепях!

Мой Господин, мой Бог, моя Святыня!
Пред Вами женщина - безмолвная рабыня.
Обнажена. Коленопреклоненна. Стыд забыт.
Она слова молитвы Вам твердит.



ЗЫ... может все таки сделаем подфорум для Тематиков?

Lacrima Mosa
19.03.2007, 14:08
***
Тонкая цепь на левой лодыжке,
Звонкая цепь - не снимешь.
Ты мне ответь, Боже Всевышний,
Ты меня с цепью примешь?
Кожи петля. Туго. Всё туже.
Запах с ума сводит,
Горло схватив. Голос не нужен
Там, где мой смех бродит.
Там, где свеча не для молитвы,
Падаю на колени.
Я не хочу с совестью битвы,
Как не хочу забвений.
Мой Господин, ты своей властью
Можешь мне жизнь измерить?
Выжги клеймо мне на запястье,
Чтоб я смогла верить...

***
Горит свеча, алтарь моей души.
И сердце жжет её слепое пламя.
Минуты в дни сливаются в тиши,
И только вечность безраздельно с нами.
Я на коленях пред тобою замерла.
Мне тишина и неизвестность как награда.
Не смея глаз поднять, тебе я отдала
Весь трепет сердца. А ответа мне не надо.
Я собственность твоя, рабыня, вещь.
Я для тебя открыта как страница,
Я как собака буду каждый миг стеречь
И улетать под свист плетей как птица.
Мне сказки боль дарована тобой
В тот миг, как сталь мою обняла шею.
Горит свеча. Достаточно одной.
Шутя, твою ладонь губами грею.
Я не спрошу. Не выдам своих слёз.
Но звон цепи нарушит заговор молчанья.
Исчезнет в глубине зрачков вопрос.
Ошейник, цепи - вот мое призванье.

P.S dolor, хотим подфорум:yes:

Xandria
19.03.2007, 14:24
Шветка, ты прям как мои мысли читаешь, обожаю Анну Ахматову....

Lacrima Mosa
19.03.2007, 18:45
Еще один стишок..))


Я б смогла написать твое имя,
Кнутом, да на белой коже.
И следить, как оно похоже
На кровавые блики солнца,
Что, слепя, проникают в оконце,
И скользят по стальным оковам
И, блестя, исчезают снова.
Шаловливые солнца дети
Обнимают изгибы плети,
И, дрязнясь, меня в губы целуют,
Смысл любви на спине рисуют.
Я б смогла написать твое имя...

Lacrima Mosa
20.03.2007, 22:11
* * *
Как кисточкой по жадному холсту,
Я сердцем заполняю пустоту.
Меняя всё, что изменить смогла,
Свободу я лелею в кандалах.
Но чтоб наверняка от пустоты
Свободу отличить - мне нужен ты...

***
Всё относительно в мире сущем...
...И кнут - жестокий, опасный, страстный, -
Мне кажется музыку звёзд поющим,
И звёзды, кажется мне, прекрасны...
И звёзды, кажется мне, так близко,
И музыка, кажется мне, - в движеньи.
И, словно эхо в волшебной призме,
Их искажаются отраженья.
И мир дрожит в пароксизме страсти,
И атомарные всюду взрывы,
И без тебя невозможно счастье...
Как хорошо, что мы оба - живы...

***
Да, в этом мире я твоя.
Забыв про бренность бытия,
Своей покорностью гордясь,
Склоняю голову, мой князь,
К ногам твоим.

Но ты, печален мой удел,
Своею пользуешься властью,
Железным холодом одел
Мои точеные запястья.

Глаза завязаны и вот
Вставляешь кляп в мой нежный рот,
Чтоб стоны не были слышны,
И плеть касается спины...

За гранью боли есть черта -
Та, за которой темнота
Меня готовится принять,
Своею близостью пьяня.

Я кожей чувствую, мой князь,
Тебя сжигает эта страсть.
Она - цена любви твоей,
Она велит тебе - убей.

И я шагаю за черту
И погружаюсь в темноту.
Меня там примет тишина
В объятья трепетного сна...

Алиса
21.03.2007, 00:12
***
Она стояла бледная,
У черного окна,
Она теперь свободная,
Она теперь одна.
Зачем ей эти звездочки?
Зачем ей эта ночь?
Ведь только руки нежные
Смогли бы ей помочь.
В слезах ее купается
Безмолвная Луна,
Ей звезды улыбаются,
Она же холодна.
Сейчас бы Черной Птицей
Выше Луны взлететь
И вниз сорваться камнем.
Разбиться. Умереть.
Но жизнь такая штука —
Ее легко прервать.
Собрать всю волю в руки
И сильной надо стать.
Сейчас ей одиноко,
И душит слез комок,
Но время — лучший доктор,
А жизнь — сплошной урок!

=)):unsure:

Lacrima Mosa
21.03.2007, 21:46
Я есть - холодная невозмутимость,
Что наблюдает жизнь как будто из окна,
И не вбирает - отражает в рыжие глаза
Огромный мир, что впал душе в немилость...

Одним - на все невзгоды и ветра -
Ответом - вместо слез - широкая улыбка,
Страстей, желаний огонёчек зыбкий
Неумолимо поглощает пустота...

Из мыслей, маний, страхов и идей
Мой воспаленный ум себе готовит зелье.
Последним, тусклым маячком спасения -
Надежда сгинуть в прихоти твоей...

dolor-ante-lucem
26.03.2007, 03:18
Ты целуешь его запястья,
тонко слизываешь с них знаки
нежеланной безумной власти,
словно врезавшуюся накипь.
И не важно, что нет возврата,
что свобода их иллюзорна, -
семя, спрятанное когда-то,
проросло и пустило корни.
И сквозь символы по сосудам
ты вливаешь в него все силы, -
я не вижу, и я не буду
утверждать, что всё так и было...
Но слова в ладонях-конвертах,
кем бы ни были адресанты,
я опять посылаю с ветром,
и не важно, что нет возврата.
Ты целуешь его запястья -
это зеркало или память?..
И оно меня рвёт на части -
я за ним ли слежу, за нами?
Я так редко узнать способен
кроме нас, кого-то другого...
Но сейчас я бы замер, чтобы
не сорвать этот опыт снова.
Я не знаю, кому пишу их,
и уверен, что знать не должен,
пока знаки сквозь плоть живую
чьи-то губы срывают с кожей...
А ты можешь быть им, и мною,
и совсем кем-то неизвестным, -
мои фильтры вышли из строя,
мне плевать сейчас, если честно.
Ты мне - карта нейтральной масти,
и незримы знаки и лица.
Ты целуешь его запястья,
и мне это всего лишь снится.

Singapurrr
26.03.2007, 13:34
Поль Верлен

Образцовый раб
(Перевод Е. Васильевой)

То воскрешен я, то распят!
В пучине я тону безбрежной.
Молю, помилуй, Боже Свят!

Жестокий Ангел! О как нежен
Его безжалостный удар!
О Рай с небес, о сладкий дар!

Горячка чудная и злая!
В кошачьей хватке цепких лап
То царь я, то презренный раб,
Как сокол жил, как лебедь погибаю!

К тебе, Ревнивец, я взываю,
Смотри, как жалок я и слаб!
К твоим ногам я подползаю,
Давай, топчи меня, лаская!

Женщина и кошка (1866 г.)
(Перевод В. Брюсова)

Она играла с кошкой. Странно,
В тени, сгущавшейся вокруг,
Вдруг очерк выступал нежданно
То белых лап, то белых рук.

Одна из них, сердясь украдкой,
Ласкалась к госпоже своей,
Тая под шелковой перчаткой
Агат безжалостных когтей.

Другая тоже злость таила
И зверю улыбалась мило...
Но Дьявол здесь был, их храня.

И в спальне темной, на постели,
Под звонкий женский смех, горели
Четыре фосфорных огня.

Важная дама (1866 г.)
(Перевод Г. Шенгели)

Красива так, что всех могла б святых сманить,
Скопца-судью зажечь под тогой! Шаг державный.
Речь итальянская, - сверкают зубы. В плавной
Той речи русский тембр порой мелькнет чуть-чуть

Глаз ледяных эмаль, где прусской синьки муть,
Алмаза наглый блеск вдруг кинет своенравно.
А кожи белизна! А пышность груди! Равной
Ни королевы нет, ни куртизанки (будь

То Клеопатра-рысь иль кошечка Нинетта)
Патрицианке той во всех пределах света!
"Вот это - дама!" - глянь, мой добрый Буридан.

Одно из двух: упасть пред нею в робкой дрожи,
Созвездьем рыжих кос, как солнцем, осиян,
Или хлыстом ее перетянуть по роже!

Кортеж (1869 г.)
(Перевод Г. Шенгели)

Мартышка в куртке парчевОй
Резвится, скачет перед Нею,
Кто мнет затянутой своею
Рукой платочек кружевной,

Покуда, от натуги красный,
Ей негритенок шлейф несет,
Следя, исполненный забот,
За каждой складкою атласной.

И обезьяна, средь проказ,
Не сводит взора с груди белой, -
Сокровища, какое смело
Нагой божок бы смял тотчас.

А негритенок-плут порою
Повыше норовит поднять
Свой пышный груз, чтоб увидать
То, что в ночах пьянит мечтою,

Она ж проходит лестниц ряд,
Глядя без всякого смущенья
На дерзостное восхищенье
Своих вполне ручных зверят

Из цикла "Добрая песня" (1870 г.)
(Перевод М. Редькиной)

В зеленоватом платье, в пене рюшек
Июньским днем она явилась мне,
Улыбчивая, в нежной тишине...
Пленился я, не убоясь ловушек!

Придет, уйдет, заговорит нежданно,
Грустна ль она иль вдруг умилена -
Хотя душа моя удручена,
В красавице все мило несказанно.

Ее речей живая музыкальность
Приоткрывает добрый, ясный ум.
Она лепечет - чтО мне светский шум!
В ней мне милей покой и беспечальность.

В ее сетях, почти на грани страсти,
В борьбе с собой, в угаре мятежа
Ее досель я все молю, дрожа,
И весь я у Волшебницы во власти!

Зелень (1874 г.)
(Перевод Г. Шенгели)

Вот листья и цветы, плоды и ветви сада
И сердце вот еще, что бьется лишь для вас.
Руками белыми терзать его не надо:
Будь сладок бедный дар для ваших дивных глаз!

Я прихожу, еще весь окроплен росою,
Охолодившей лоб под ветерком полей;
Пусть я у ваших ног усталость успокою, -
О мигах сладостных мечтать позвольте ей.

На молодую грудь от ваших ласк последних
Гудящей голове прилечь позвольте и
От бури отдохнуть, забыться в сладких бреднях, -
Чтоб я вздремнул, пока вы тоже в забытьи.

Из цикла "Добрая песня" (1870 г.)
(Перевод В. Брюсова)

Один, дорогою проклятой,
Я шел, не ведая куда...
Теперь твой облик - мой вожатый!

Рассвета вестница, звезда,
Едва заметная, белела...
Зарю зажгла ты навсегда!

Мой только шаг в равнине целой
Звучал, и даль пуста была...
Ты мне сказалп:"Дальше, смело!"

Я изнывал под гнетом зла
Душой пугливой, сердцем темным...
Любовь предстала и слила
Нас в счастье страшном и огромном!

Письмо (1869 г.)
(Перевод Ф. Сологуба)

Далек от ваших глаз, сударыня, живу
В тревоге я (богов в свидетели зову);
Томиться, умирать - мое обыкновенье
В подобных случаях, и, полный огорченья,
Иду путем труда, со мною ваша тень,
В мечтах моих всю ночь, в уме моем весь день.
И день, и ночь во мне восторг пред ней не стынет.
Настанет срок, душа навеки плоть покинет,
Я призраком себя увижу в свой черед,
И вот тогда среди мучительных забот
Стремиться буду вновь к любви, к соединенью,
И тень моя навек сольется с вашей тенью!

Теперь меня, мой друг, твоим слугой считай.
А все твое: твой пес, твой кот, твой попугай -
Приятно ли тебе? Забавят разговоры
Всегда ль тебя, и та Сильвания, которой
Мне б черный глаз стал люб, когда б не синь был твой,
С которой слала ты мне весточки порой,
Все служит ли тебе наперстницею милой?
Но, ах, сударыня, хочу владеть я силой
Завоевать весь мир, чтобы у ваших ног
Сложить богатства все несметные в залог
Любви, пыланиям сердец великих равной,
Достойной той любви, во тьме столетий славной.
И Клеопатру встарь - словам моим внемли! -
Антоний с Цезарем любить так не могли.
Не сомневайтеся, сумею я сражаться,
Как Цезарь, только бы улыбки мне дождаться.
И, как Антоний, рад к лобзанью убежать.

Ну, милая, прощай. Довольно мне болтать
Пожалуй, длинного ты не прочтешь посланья,
Что ж время и труды мне тратить на писанье?


Уильям Шекспир

Сонет 23
Перевод А. Финкеля

Любви моей властитель. Твой вассал
С почтительной покорностью во взгляде
Тебе посланье это написал
Не остроумия, преданности ради

Так преданность сильна, что разум мой
Облечь ее в слова не в состоянье.
Но ты, своей известный добротой,
Найдешь приют для скудного посланья.

Пока свой лик ко мне не обратят
Созвездья, управляющие мною,
И выткут для любви такой наряд,
Чтоб мог я быть замеченным тобою.

Тогда скажу, как я тебя люблю,
А до того себя не объявлю.

Сонет 57
Перевод В. Брюсова

Твой верный раб, я все минуты дня
Тебе, о мой владыка, посвящаю.
Когда к себе ты требуешь меня,
Я лучшего служения не знаю.

Не смею клясть я медленных часов,
Следя за ними в пытке ожиданья,
Не смею и роптать на горечь слов,
Когда мне говоришь ты: "до свиданья".

Не смею я ревнивою мечтой
Следить, где ты. Стою, как раб угрюмый -
Не жалуясь и полн единой думой:
Как счастлив тот, кто в этот миг с тобой!

И так любовь безумна, что готова
В твоих поступках не видать дурного.

Сонет 57
Перевод С. Маршака

Для верных слуг нет ничего другого,
Как ожидать у двери госпожу.
Так, прихотям твоим служить готовый,
Я в ожиданье время провожу.

Я про себя бранить не смею скуку,
За стрелками часов твоих следя.
Не проклинаю горькую разлуку,
За дверь твою по знаку выходя.

Не позволяю помыслам ревнивым
Переступать заветный твой порог,
И, бедный раб, считаю я счастливым
Того, кто час пробыть с тобою мог.

Что хочешь делай. Я лишился зренья,
И нет во мне ни тени подозренья.

Сонет 58
Перевод С. Маршака

Избави бог, меня лишивший воли,
Чтоб я посмел твой проверять досуг,
Считать часы и спрашивать: доколе?
В дела господ не посвящают слуг.

Зови меня, когда тебе угодно,
А до того я буду терпелив,
Удел мой - ждать, пока ты не свободна,
И сдерживать упрек или порыв.

Ты предаешся ль делу иль забаве, -
Сама ты госпожа своей судьбе.
И, провинившись пред собой, ты вправе
Свою вину прощать самой себе.

В часы твоих забот иль наслажденья
Я жду тебя в тоске, без осужденья...

Сонет 87
Перевод С. Маршака

Прощай! Тебя удерживать не смею.
Я дорого ценю любовь твою.
Мне не по средствам то, чем я владею,
И я залог покорно отдаю.

Я, как подарком, пользуюсь любовью.
Заслугами не куплена она.
И, значит, добровольное условье
По прихоти нарушить ты вольна.

Дарила ты, цены не зная кладу
Или не зная, может быть, меня.
И не по праву взятую награду
Я сохранял до нынешнего дня.

Был королем я только в сновиденье.
Меня лишило трона пробужденье.

Сонет 89
Перевод С. Маршака

Скажи, что ты нашла во мне черту,
Которой вызвана твоя измена.
Ну, осуди меня за хромоту -
И буду я ходить, согнув колено.

Ты не найдешь таких обидных слов,
Чтоб оправдать внезапность охлажденья,
Как я найду. Я стать другим готов,
Чтоб дать тебе права на отчужденье.

Дерзну ли о тебе упомянуть?
Считать я буду память вероломством
И при других не выдам как-нибудь,
Что мы старинным связаны знакомством.

С самим собою буду я в борьбе:
Мне тот враждебен, кто не мил тебе!

Сонет 94
Перевод С. Маршака

Кто, злом владея, зла не причинит,
Не пользуясь всей грозной силой власти,
Кто двигает других, но, как гранит,
Неколебим и не подвержен страсти, -

Тому дарует небо благодать,
Земля дары приносит дорогие.
Ему дано величьем обладать,
А чтить величье призваны другие.

Лелеет лето лучший свой цветок,
Хоть сам он по себе цветет и вянет.
Но если в нем приют нашел порок,
Любой сорняк его достойней станет.

Чертополох нам слаще и милей
Растленных роз, отравленых лилей.

Сонет 133
Перевод О. Румера

Проклятье той, что все мгновенья дня
Жестоко мне и другу отравила.
Ей мало мучить одного меня -
В раба она и друга превратила.

Из-за тебя сперва утратил я
Себя, потом того, кто всех мне ближе,
И, наконец, тебя. Ах, жизнь моя
Не трижды ли несчастна, посуди же!

Замкни меня в своей стальной груди,
Но сердце друга дай мне скрыть в темнице
Груди моей, хоть сам я в заперти:
Тогда ты перестанешь так яриться.

Но нет! Принадлежу тебе я весь,
И все твое, что у меня лишь есть.

Singapurrr
26.03.2007, 13:44
Дон Жоан де Менезес.

Вилансете, своей собственной невольнице.

Я рабом рабыни стал:
Воспылал я, бедный, ныне
Страстью к собственной рабыне.

Горше всех иных судеб -
Пребывать в двойной неволе.
Плачу я в душевной боли:
О, сколь жребий мой свиреп!
О, могильный лучше склеп,
Чем покорствовать судьбине
И рабом служить рабыне.

Мне горчайшую невзгоду
Претерпеть придется впредь:
Не могу ни умереть,
Ни рабыне дать свободу.
Где найти тропу к исходу?
Страждь и мучься, господине,
Услужай рабом рабыне!

Я иной не знаю жажды,
Чем к стопам ее припасть.
Миг меня терзает каждый -
О, безжалостная власть!
Сколь моя печальна страсть -
Страсть несчастного, что ныне
Стал рабом рабом рабыни!

dolor-ante-lucem
01.04.2007, 03:44
На сегодня ты - мой мужчина,
Я сегодня совсем твоя,
И безропотно, как скотина,
Ныне буду покорна я.

Быть покорной хочу. Желанной,
И податливой воле твоей -
Непредвиденной и спонтанной,
Даже (если захочешь), бей!

Ты меня то вдруг бьешь, то гладишь,
Поцелуешь с ленцой меня,
Если хочешь - разденешь и свяжешь,
Боль и ласку приму от тебя.

Я твоя этой странной ночью
От ногтей до корней волос,
Я сама хочу этого очень -
Быть покорной, как преданный пес.

Снова ты растревожишь мне тело,
Смяв руками ненужный покой,
Распластаешь на простыни белой...
Ты все сделаешь это со мной! Я раскинула ноги... Как сладко
Ощутить каждой клеткой тебя!
Ты возьмешь меня всю без остатка,
Даже вовсе меня не любя.

Я - подвластна проснувшейся страсти,
Не любви и не ласки ищу,
Мне не нужно твое участье -
Все я вынесу, все прощу.

Просто выплесни все без стесненья:
Все желанья, и грезы, и страсть.
Мне оставь только стыд и волненье,
Под тобою, ведь ты - моя власть!

Так используй и власть, и тело,
Свою похоть сполна насладив,
Ненасытный ты мой... умелый...
Утоми ты меня, утоли!

Утоми меня пыткой и связкой,
Даже болью меня испытай,
Изнасилуй мучительной лаской,
Всё, что хочешь, во мне познай!

Как ты хочешь!? Готова всюду,
Растерзай мои бёдра и грудь…
Мало будет, просить я буду:
Вновь войди в мою щель! Чем-нибудь!?

Этот голод - страшнее боли,
Вечный голод меж ног, в себе,
Не хватает характера, воли?
Нет их - всё отдаю тебе!

Утоми меня лаской и болью,
Пыткой тяжкою утоми,
Пусть всё будет со стоном и кровью,
Я хочу так - пойми, пойми!

Ну, свяжи мои руки крепче,
И на шее петлю затяни,
Пережить мне насилие легче,
Чем наивные игры любви.

LilitH__
26.08.2007, 23:49
Ахматова - один из моих любимых поэтов, наряду с Черным и Тютчевым...
"от любви твоей загадочной..." - один из любимых стихов.
То, что пишу на эти темы - пока не выкладываю. Но мож день и настанет.


Просмотр полной версии : стихи с оттенком бдсм


Lacrima Mosa
20.03.2007, 22:11
* * *
Как кисточкой по жадному холсту,
Я сердцем заполняю пустоту.
Меняя всё, что изменить смогла,
Свободу я лелею в кандалах.
Но чтоб наверняка от пустоты
Свободу отличить - мне нужен ты...

***
Всё относительно в мире сущем...
...И кнут - жестокий, опасный, страстный, -
Мне кажется музыку звёзд поющим,
И звёзды, кажется мне, прекрасны...
И звёзды, кажется мне, так близко,
И музыка, кажется мне, - в движеньи.
И, словно эхо в волшебной призме,
Их искажаются отраженья.
И мир дрожит в пароксизме страсти,
И атомарные всюду взрывы,
И без тебя невозможно счастье...
Как хорошо, что мы оба - живы...

***
Да, в этом мире я твоя.
Забыв про бренность бытия,
Своей покорностью гордясь,
Склоняю голову, мой князь,
К ногам твоим.

Но ты, печален мой удел,
Своею пользуешься властью,
Железным холодом одел
Мои точеные запястья.

Глаза завязаны и вот
Вставляешь кляп в мой нежный рот,
Чтоб стоны не были слышны,
И плеть касается спины...

За гранью боли есть черта -
Та, за которой темнота
Меня готовится принять,
Своею близостью пьяня.

Я кожей чувствую, мой князь,
Тебя сжигает эта страсть.
Она - цена любви твоей,
Она велит тебе - убей.

И я шагаю за черту
И погружаюсь в темноту.
Меня там примет тишина
В объятья трепетного сна...

Lacrima Mosa
21.03.2007, 21:46
Я есть - холодная невозмутимость,
Что наблюдает жизнь как будто из окна,
И не вбирает - отражает в рыжие глаза
Огромный мир, что впал душе в немилость...

Одним - на все невзгоды и ветра -
Ответом - вместо слез - широкая улыбка,
Страстей, желаний огонёчек зыбкий
Неумолимо поглощает пустота...

Из мыслей, маний, страхов и идей
Мой воспаленный ум себе готовит зелье.
Последним, тусклым маячком спасения -
Надежда сгинуть в прихоти твоей...

Xandria
19.03.2007, 14:24
Шветка, ты прям как мои мысли читаешь, обожаю Анну Ахматову....

Singapurrr
26.03.2007, 13:44
Дон Жоан де Менезес.

Вилансете, своей собственной невольнице.

Я рабом рабыни стал:
Воспылал я, бедный, ныне
Страстью к собственной рабыне.

Горше всех иных судеб -
Пребывать в двойной неволе.
Плачу я в душевной боли:
О, сколь жребий мой свиреп!
О, могильный лучше склеп,
Чем покорствовать судьбине
И рабом служить рабыне.

Мне горчайшую невзгоду
Претерпеть придется впредь:
Не могу ни умереть,
Ни рабыне дать свободу.
Где найти тропу к исходу?
Страждь и мучься, господине,
Услужай рабом рабыне!

Я иной не знаю жажды,
Чем к стопам ее припасть.
Миг меня терзает каждый -
О, безжалостная власть!
Сколь моя печальна страсть -
Страсть несчастного, что ныне
Стал рабом рабом рабыни!

Singapurrr
18.03.2007, 04:37
Анна Ахматова

Дверь полуоткрыта...

Дверь полуоткрыта,
Веют липы сладко...
На столе забыты
Хлыстик и перчатка.
Круг от лампы желтый.
Шорохам внимаю.
Отчего ушел ты?
Я не понимаю...
Радостно и ясно
Завтра будет утро.
Эта жизнь прекрасна,
Сердце, будь же мудро.
Ты совсем устало,
Бьешься тише, глуше...
Знаешь, я читала,
Что бессмертны души.
Каждый день по-новому тревожен
Каждый день по-новому тревожен,
Все сильнее запах спелой ржи.
Если ты к ногам моим положен,
Ласковый,лежи.
Иволги кричат в широких кленах,
Их ничем до ночи не унять.
Любо мне от глаз твоих зеленых
Ос веселых отгонять.
На дороге бубенец зазвякал-
Памятен нам этот легкий звук.
Я спою тебе,чтоб ты не плакал,
Песенку о вечере разлук.

Муж хлестал меня узорчатым...
Муж хлестал меня узорчатым
Вдвое сложенным ремнем.
Для тебя в окошке створчатом
Я всю ночь сижу с огнем.
Рассветает, и над кузницей
Подымается дымок.
Ах, со мной, печальной узницей,
Ты опять побыть не мог.
Для тебя я долю хмурую,
Долю-муку приняла.
Или любишь белокурую,
Или рыжая мила?
Как мне скрыть вас, стоны звонкие!
В сердце темный, душный хмель,
А лучи ложатся тонкие
На несмятую постель.


Смятение

1
Было душно от жгучего света.
А взгляды его - как лучи.
Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить.
Наклонился - он что-то скажет...
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.

2
Не любишь,не хочешь смотреть?
О,как ты красив,проклятый!
И я не могу взлететь,
А с детства была крылатой.
Мне очи застит туман,
Сливаются вещи и лица,
И только красный тюльпан,
Тюльпан у тебя в петлице.

3
Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне,улыбнулся,
Полуласково,полулениво
Поцелуем руки коснулся-
И загадочных, древних ликов
На меня поглядели очи...
Десять лет замираний и криков,
Все мои бессоные ночи
Я вложила в тихое слово
И сказала его-напрасно.
Отошел ты,и снова стало
На душе и пусто и ясно.
Пролог, или сон во сне
Лаской страшишь, оскорбляешь мольбой,
Входишь без стука.
Всё наслаждением будет с тобой -
Даже разлука.
Пусть разольётся в зловещей судьбе
Алая пена,
Но прозвучит как присяга тебе
Даже измена:
Той, что познала и ужас и честь
Жизни загробной:
Имя твоё мне сейчас произнесть -
Смерти подобно.


Черный сон

2
Ты всегда таинственный и новый,
Я тебе послушней с каждым днём.
Но любовь твоя, о друг суровый,
Испытание железом и огнём.
Запрещаешь петь и улыбаться,
А молиться запретил давно.
Только б мне с тобою не расстаться,
Остальное всё равно!
Так, земле и небесам чужая,
Я живу и больше не пою,
Словно ты у ада и у рая
Отнял душу вольную мою.

3
От любви твоей загадочной,
Как от боли, в крик кричу,
Стала жёлтой и припадочной,
Еле ноги волочу.
Новых песен не насвистывай, -
Песней долго ль обмануть,
Но когти, когти неистовей
Мне чахоточную грудь,
Чтобы кровь из горла хлынула
Поскорее на постель,
Чтобы смерть из сердца вынула
Навсегда проклятый хмель.

4
Проплывают льдины, звеня,
Небеса безнадёжно бледны.
Ах, за что ты караешь меня,
Я не знаю моей вины.
Если надо - меня убей,
Но не будь со мною суров.
От меня не хочешь детей
И не любишь моих стихов.
Всё по-твоему будет: пусть!
Обету верна своему,
Отдала тебе жизнь, но грусть
Я в могилу с собой возьму.

6
Тебе покорной? Ты сошёл с ума!
Покорна я одной Господней воле.
Я не хочу ни трепета, ни боли,
Мне муж - палач, а дом его - тюрьма.
Но видишь ли! Ведь я пришла сама:
Декабрь рождался, ветры выли в поле,
И было так светло в твоей неволе,
А за окошком сторожила тьма.
Так птица о прозрачное стекло
Всем телом бьётся в зимнее ненастье,
И кровь пятнает белое крыло.
Теперь во мне спокойствие и счастье.
Прощай, мой тихий, ты мне вечно мил
За то, что в дом свой странницу пустил.


Александр Блок

Servus - reginae

Не призывай. И без призыва
Приду во храм.
Склонюсь главою молчаливо
К твоим ногам.
И буду слушать приказанья
И робко ждать.
Ловить мгновенные свиданья
И вновь желать.
Твоих страстей повержен силой,
Под игом слаб.
Порой - слуга; порою - милый;
И вечно - раб.

Ангел-Хранитель
Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле.
Во мгле, что со мною всегда на земле.
За то, что ты светлой невестой была,
За то, что ты тайну мою отняла.
За то, что связала нас тайна и ночь,
Что ты мне сестра, и невеста, и дочь.
За то, что нам долгая жизнь суждена,
О, даже за то, что мы - муж и жена!
За цепи мои и заклятья твои.
За то, что над нами проклятье семьи.
За то, что не любишь того, что люблю.
За то, что о нищих и бедных скорблю.
За то, что не можем согласно мы жить.
За то, что хочу и не смею убить -
Отмстить малодушным, кто жил без огня,
Кто так унижал мой народ и меня!
Кто запер свободных и сильных в тюрьму,
Кто долго не верил огню моему.
Кто хочет за деньги лишить меня дня,
Собачью покорность купить у меня...
За то, что я слаб и смириться готов,
Что предки мои - поколенье рабов,
И нежности ядом убита душа,
И эта рука не поднимет ножа...
Но люблю я тебя и за слабость мою,
За горькую долю и силу твою.
Что огнем сожжено и свинцом залито -
Того разорвать не посмеет никто!
С тобою смотрел я на эту зарю -
С тобой в эту черную бездну смотрю.
И двойственно нам приказанье судьбы:
Мы вольные души! Мы злые рабы!
Покорствуй! Дерзай! Не покинь! Отойди!
Огонь или тьма - впереди?
Кто кличет? Кто плачет? Куда мы идем?
Вдвоем - неразрывно - навеки вдвоем!
Воскреснем? Погибнем? Умрем?


В ночи, когда уснет тревога...

В ночи, когда уснет тревога,
И город скроется во мгле -
О, сколько музыки у бога,
Какие звуки на земле!
Что буря жизни, если розы
Твои цветут мне и горят!
Что человеческие слезы,
Когда румянится закат!
Прими, Владычица вселенной,
Сквозь кровь, сквозь муки, сквозь гроба-
Последней страсти кубок пенный
От недостойного раба!

Демон
Иди, иди за мной - покорной
И верною моей рабой.
Я на сверкнувший гребень горный
Взлечу уверенно с тобой.
Я пронесу тебя над бездной,
Её бездонностью дразня.
Твой будет ужас бесполезный -
Лишь вдохновеньем для меня.
Я от дождя эфирной пыли
И от круженья охраню
Всей силой мышц и сенью крылий
И, вознося, не уроню.
И на горах, в сверканьи белом,
На незапятнанном лугу,
Божественно-прекрасным телом
Тебя я странно обожгу.
Ты знаешь ли, какая малость
Та человеческая ложь,
Та грустная земная жалость,
Что дикой страстью ты зовёшь?
Когда же ветер станет тише,
И, околдованная мной,
Ты полететь захочешь выше
Пустыней неба огневой, -
Да, я возьму тебя с собою
И вознесу тебя туда,
Где кажется земля звездою,
Землёю кажется звезда.
И, онемев от удивленья,
Ты узришь новые миры -
Невероятные виденья,
Создания моей игры...
Дрожа от страха и бессилья,
Тогда шепнёшь ты: отпусти..
И, распустив тихонько крылья,
Я улыбнусь тебе: лети.
И под божественной улыбкой
Уничтожаясь на лету,
Ты полетишь, как камень зыбкий,
В сияющую пустоту...


Песня Фаины

Когда гляжу в глаза твои
Глазами узкими змеи
И руку жму, любя,
Эй, берегись! Я вся - змея!
Смотри: я миг была твоя,
И бросила тебя!
Ты мне постыл! Иди же прочь!
С другим я буду в эту ночь!
Ищи свою жену!
Ступай, она разгонит грусть,
Ласкает пусть, целует пусть,
Ступай - бичом хлестну!
Попробуй кто, приди в мой сад,
Взгляни в мой чёрный, узкий взгляд,
Сгоришь в моём саду!
Я вся - весна! Я вся - в огне!
Не подходи и ты ко мне,
Кого люблю и жду!
Кто стар и сед во цвете лет,
Кто больше звонких даст монет,
Приди на звонкий клич!
Над красотой, над сединой,
Над вашей глупой головой
Свисти, мой тонкий бич!

Унижение

В чёрных сучьях дерев обнажённых
Желтый зимний закат за окном.
(К эшафоту на казнь осужденных
Поведут на закате таком).
Красный штоф полинялых диванов,
Пропыленные кисти портьер...
В этой комнате, в звоне стаканов,
Купчик, шулер, студент, офицер...
Этих голых рисунков журнала
Не людская касалась рука...
И рука подлеца нажимала
Эту грязную кнопку звонка...
Чу! По мягким коврам прозвенели
Шпоры, смех, заглуёенный дверьми...
Разве дом этот - дом в самом деле?
Разве так суждено меж людьми?
Разве рад я сегодняшней встрече?
Что ты ликом бела, словно плат?
Что в твои обнаженные плечи
Бьет огромный холодный закат?
Только губы с запекшейся кровью
На иконе твоей золотой
(Разве это мы звали любовью?)
Преломились безумной чертой...
В желтом, зимнем, огромном закате
Утонула (так пышно!) кровать...
Еще тесно дышать от объятий,
Но ты свищешь опять и опять...
Он не весел - твой свист замогильный...
Чу! опять - бормотание шпор...
Словно змей, тяжкий, сытый и пыльный,
Шлейф твой с кресел ползет на ковер...
Ты смела! Так еще будь бесстрашней!
Я - не муж, не жених твой, не друг!
Так вонзай же, мой ангел вчерашний ,
В сердце - острый французский каблук!


Николай Асеев

Слушай, Анни

Слушай, Анни, твое дыханье,
трепет рук, и изгибы губ,
и волос твоих колыханье
я, как давний сон, берегу.
Эти лица, и те, и те,-
им хоть сто, хоть тысячу лет скости,-
не сравнять с твоим в простоте,
в прямоте и в суровой детскости.
Можно астрой в глазах пестреться,
можно ветром в росе свистеть,
но в каких человеческих средствах
быть собой всегда и везде?!
Ты проходишь горя и беды,
как проходит игла сквозь ткань...
Как выдерживаешь ты это?
Как слеза у тебя редка?!
Не в любовном пылу и тряске
я приметил крепость твою.
Я узнал, что ни пыль, ни дрязги
к этой коже не пристают.
И когда я ломлю твои руки
и клоню твоей воли стан,
ты кричишь, как кричат во вьюге
Лебедя, от стаи отстав...

Singapurrr
26.03.2007, 13:34
Поль Верлен

Образцовый раб
(Перевод Е. Васильевой)

То воскрешен я, то распят!
В пучине я тону безбрежной.
Молю, помилуй, Боже Свят!

Жестокий Ангел! О как нежен
Его безжалостный удар!
О Рай с небес, о сладкий дар!

Горячка чудная и злая!
В кошачьей хватке цепких лап
То царь я, то презренный раб,
Как сокол жил, как лебедь погибаю!

К тебе, Ревнивец, я взываю,
Смотри, как жалок я и слаб!
К твоим ногам я подползаю,
Давай, топчи меня, лаская!

Женщина и кошка (1866 г.)
(Перевод В. Брюсова)

Она играла с кошкой. Странно,
В тени, сгущавшейся вокруг,
Вдруг очерк выступал нежданно
То белых лап, то белых рук.

Одна из них, сердясь украдкой,
Ласкалась к госпоже своей,
Тая под шелковой перчаткой
Агат безжалостных когтей.

Другая тоже злость таила
И зверю улыбалась мило...
Но Дьявол здесь был, их храня.

И в спальне темной, на постели,
Под звонкий женский смех, горели
Четыре фосфорных огня.

Важная дама (1866 г.)
(Перевод Г. Шенгели)

Красива так, что всех могла б святых сманить,
Скопца-судью зажечь под тогой! Шаг державный.
Речь итальянская, - сверкают зубы. В плавной
Той речи русский тембр порой мелькнет чуть-чуть

Глаз ледяных эмаль, где прусской синьки муть,
Алмаза наглый блеск вдруг кинет своенравно.
А кожи белизна! А пышность груди! Равной
Ни королевы нет, ни куртизанки (будь

То Клеопатра-рысь иль кошечка Нинетта)
Патрицианке той во всех пределах света!
"Вот это - дама!" - глянь, мой добрый Буридан.

Одно из двух: упасть пред нею в робкой дрожи,
Созвездьем рыжих кос, как солнцем, осиян,
Или хлыстом ее перетянуть по роже!

Кортеж (1869 г.)
(Перевод Г. Шенгели)

Мартышка в куртке парчевОй
Резвится, скачет перед Нею,
Кто мнет затянутой своею
Рукой платочек кружевной,

Покуда, от натуги красный,
Ей негритенок шлейф несет,
Следя, исполненный забот,
За каждой складкою атласной.

И обезьяна, средь проказ,
Не сводит взора с груди белой, -
Сокровища, какое смело
Нагой божок бы смял тотчас.

А негритенок-плут порою
Повыше норовит поднять
Свой пышный груз, чтоб увидать
То, что в ночах пьянит мечтою,

Она ж проходит лестниц ряд,
Глядя без всякого смущенья
На дерзостное восхищенье
Своих вполне ручных зверят

Из цикла "Добрая песня" (1870 г.)
(Перевод М. Редькиной)

В зеленоватом платье, в пене рюшек
Июньским днем она явилась мне,
Улыбчивая, в нежной тишине...
Пленился я, не убоясь ловушек!

Придет, уйдет, заговорит нежданно,
Грустна ль она иль вдруг умилена -
Хотя душа моя удручена,
В красавице все мило несказанно.

Ее речей живая музыкальность
Приоткрывает добрый, ясный ум.
Она лепечет - чтО мне светский шум!
В ней мне милей покой и беспечальность.

В ее сетях, почти на грани страсти,
В борьбе с собой, в угаре мятежа
Ее досель я все молю, дрожа,
И весь я у Волшебницы во власти!

Зелень (1874 г.)
(Перевод Г. Шенгели)

Вот листья и цветы, плоды и ветви сада
И сердце вот еще, что бьется лишь для вас.
Руками белыми терзать его не надо:
Будь сладок бедный дар для ваших дивных глаз!

Я прихожу, еще весь окроплен росою,
Охолодившей лоб под ветерком полей;
Пусть я у ваших ног усталость успокою, -
О мигах сладостных мечтать позвольте ей.

На молодую грудь от ваших ласк последних
Гудящей голове прилечь позвольте и
От бури отдохнуть, забыться в сладких бреднях, -
Чтоб я вздремнул, пока вы тоже в забытьи.

Из цикла "Добрая песня" (1870 г.)
(Перевод В. Брюсова)

Один, дорогою проклятой,
Я шел, не ведая куда...
Теперь твой облик - мой вожатый!

Рассвета вестница, звезда,
Едва заметная, белела...
Зарю зажгла ты навсегда!

Мой только шаг в равнине целой
Звучал, и даль пуста была...
Ты мне сказалп:"Дальше, смело!"

Я изнывал под гнетом зла
Душой пугливой, сердцем темным...
Любовь предстала и слила
Нас в счастье страшном и огромном!

Письмо (1869 г.)
(Перевод Ф. Сологуба)

Далек от ваших глаз, сударыня, живу
В тревоге я (богов в свидетели зову);
Томиться, умирать - мое обыкновенье
В подобных случаях, и, полный огорченья,
Иду путем труда, со мною ваша тень,
В мечтах моих всю ночь, в уме моем весь день.
И день, и ночь во мне восторг пред ней не стынет.
Настанет срок, душа навеки плоть покинет,
Я призраком себя увижу в свой черед,
И вот тогда среди мучительных забот
Стремиться буду вновь к любви, к соединенью,
И тень моя навек сольется с вашей тенью!

Теперь меня, мой друг, твоим слугой считай.
А все твое: твой пес, твой кот, твой попугай -
Приятно ли тебе? Забавят разговоры
Всегда ль тебя, и та Сильвания, которой
Мне б черный глаз стал люб, когда б не синь был твой,
С которой слала ты мне весточки порой,
Все служит ли тебе наперстницею милой?
Но, ах, сударыня, хочу владеть я силой
Завоевать весь мир, чтобы у ваших ног
Сложить богатства все несметные в залог
Любви, пыланиям сердец великих равной,
Достойной той любви, во тьме столетий славной.
И Клеопатру встарь - словам моим внемли! -
Антоний с Цезарем любить так не могли.
Не сомневайтеся, сумею я сражаться,
Как Цезарь, только бы улыбки мне дождаться.
И, как Антоний, рад к лобзанью убежать.

Ну, милая, прощай. Довольно мне болтать
Пожалуй, длинного ты не прочтешь посланья,
Что ж время и труды мне тратить на писанье?


Уильям Шекспир

Сонет 23
Перевод А. Финкеля

Любви моей властитель. Твой вассал
С почтительной покорностью во взгляде
Тебе посланье это написал
Не остроумия, преданности ради

Так преданность сильна, что разум мой
Облечь ее в слова не в состоянье.
Но ты, своей известный добротой,
Найдешь приют для скудного посланья.

Пока свой лик ко мне не обратят
Созвездья, управляющие мною,
И выткут для любви такой наряд,
Чтоб мог я быть замеченным тобою.

Тогда скажу, как я тебя люблю,
А до того себя не объявлю.

Сонет 57
Перевод В. Брюсова

Твой верный раб, я все минуты дня
Тебе, о мой владыка, посвящаю.
Когда к себе ты требуешь меня,
Я лучшего служения не знаю.

Не смею клясть я медленных часов,
Следя за ними в пытке ожиданья,
Не смею и роптать на горечь слов,
Когда мне говоришь ты: "до свиданья".

Не смею я ревнивою мечтой
Следить, где ты. Стою, как раб угрюмый -
Не жалуясь и полн единой думой:
Как счастлив тот, кто в этот миг с тобой!

И так любовь безумна, что готова
В твоих поступках не видать дурного.

Сонет 57
Перевод С. Маршака

Для верных слуг нет ничего другого,
Как ожидать у двери госпожу.
Так, прихотям твоим служить готовый,
Я в ожиданье время провожу.

Я про себя бранить не смею скуку,
За стрелками часов твоих следя.
Не проклинаю горькую разлуку,
За дверь твою по знаку выходя.

Не позволяю помыслам ревнивым
Переступать заветный твой порог,
И, бедный раб, считаю я счастливым
Того, кто час пробыть с тобою мог.

Что хочешь делай. Я лишился зренья,
И нет во мне ни тени подозренья.

Сонет 58
Перевод С. Маршака

Избави бог, меня лишивший воли,
Чтоб я посмел твой проверять досуг,
Считать часы и спрашивать: доколе?
В дела господ не посвящают слуг.

Зови меня, когда тебе угодно,
А до того я буду терпелив,
Удел мой - ждать, пока ты не свободна,
И сдерживать упрек или порыв.

Ты предаешся ль делу иль забаве, -
Сама ты госпожа своей судьбе.
И, провинившись пред собой, ты вправе
Свою вину прощать самой себе.

В часы твоих забот иль наслажденья
Я жду тебя в тоске, без осужденья...

Сонет 87
Перевод С. Маршака

Прощай! Тебя удерживать не смею.
Я дорого ценю любовь твою.
Мне не по средствам то, чем я владею,
И я залог покорно отдаю.

Я, как подарком, пользуюсь любовью.
Заслугами не куплена она.
И, значит, добровольное условье
По прихоти нарушить ты вольна.

Дарила ты, цены не зная кладу
Или не зная, может быть, меня.
И не по праву взятую награду
Я сохранял до нынешнего дня.

Был королем я только в сновиденье.
Меня лишило трона пробужденье.

Сонет 89
Перевод С. Маршака

Скажи, что ты нашла во мне черту,
Которой вызвана твоя измена.
Ну, осуди меня за хромоту -
И буду я ходить, согнув колено.

Ты не найдешь таких обидных слов,
Чтоб оправдать внезапность охлажденья,
Как я найду. Я стать другим готов,
Чтоб дать тебе права на отчужденье.

Дерзну ли о тебе упомянуть?
Считать я буду память вероломством
И при других не выдам как-нибудь,
Что мы старинным связаны знакомством.

С самим собою буду я в борьбе:
Мне тот враждебен, кто не мил тебе!

Сонет 94
Перевод С. Маршака

Кто, злом владея, зла не причинит,
Не пользуясь всей грозной силой власти,
Кто двигает других, но, как гранит,
Неколебим и не подвержен страсти, -

Тому дарует небо благодать,
Земля дары приносит дорогие.
Ему дано величьем обладать,
А чтить величье призваны другие.

Лелеет лето лучший свой цветок,
Хоть сам он по себе цветет и вянет.
Но если в нем приют нашел порок,
Любой сорняк его достойней станет.

Чертополох нам слаще и милей
Растленных роз, отравленых лилей.

Сонет 133
Перевод О. Румера

Проклятье той, что все мгновенья дня
Жестоко мне и другу отравила.
Ей мало мучить одного меня -
В раба она и друга превратила.

Из-за тебя сперва утратил я
Себя, потом того, кто всех мне ближе,
И, наконец, тебя. Ах, жизнь моя
Не трижды ли несчастна, посуди же!

Замкни меня в своей стальной груди,
Но сердце друга дай мне скрыть в темнице
Груди моей, хоть сам я в заперти:
Тогда ты перестанешь так яриться.

Но нет! Принадлежу тебе я весь,
И все твое, что у меня лишь есть.

Lacrima Mosa
19.03.2007, 18:45
Еще один стишок..))


Я б смогла написать твое имя,
Кнутом, да на белой коже.
И следить, как оно похоже
На кровавые блики солнца,
Что, слепя, проникают в оконце,
И скользят по стальным оковам
И, блестя, исчезают снова.
Шаловливые солнца дети
Обнимают изгибы плети,
И, дрязнясь, меня в губы целуют,
Смысл любви на спине рисуют.
Я б смогла написать твое имя...

dolor-ante-lucem
19.03.2007, 02:56
Мой Господин, мой Бог, моя Святыня!
Пред Вами девушка, что жаждет стать рабыней.
Обнажена. Коленопреклоненна. Стыд забыт.
Она слова молитвы Вам твердит.

Лишь Вам принадлежит поклонница Де Сада
От губ, вниз, до пылающего зада:
Через ложбинку меж крутых грудей,
Через лобок, сокрытый от людей.

Она вручает Вам свою судьбу.
Распните ж на цепях ее. Рабу.
Смотрите! Бейте! Трогайте! Любите!
Как и куда Вы этого хотите!

Используйте как Вам угодно рот,
Сдавите страстью сдавленный живот,
Упругие раздвиньте ягодицы -
Чтоб стон, чтоб крик, чтоб ей в экстазе биться!

Сожмите грудь. Чтоб боль, чтоб пот ручьем.
Воспользуйтесь невинностью ее!
В толпу ее!!! Бесправную, безродную,
Порочную, лишь "Да" сказать свободную.

Пусть тело знает кнут, а кожу - плеть.
И соль на раны - чтоб в огне гореть.
Сталь раскаленная пусть к телу прикоснется
И зашипит... Пусть мир перевернется!.

Истекшей, изможденной за труды
Пусть будут лишь кровавые следы -
В душе, на теле и на простынях.
И пусть навек останется в цепях!

Мой Господин, мой Бог, моя Святыня!
Пред Вами женщина - безмолвная рабыня.
Обнажена. Коленопреклоненна. Стыд забыт.
Она слова молитвы Вам твердит.



ЗЫ... может все таки сделаем подфорум для Тематиков?

LilitH__
26.08.2007, 23:49
Ахматова - один из моих любимых поэтов, наряду с Черным и Тютчевым...
"от любви твоей загадочной..." - один из любимых стихов.
То, что пишу на эти темы - пока не выкладываю. Но мож день и настанет.

Алиса
21.03.2007, 00:12
***
Она стояла бледная,
У черного окна,
Она теперь свободная,
Она теперь одна.
Зачем ей эти звездочки?
Зачем ей эта ночь?
Ведь только руки нежные
Смогли бы ей помочь.
В слезах ее купается
Безмолвная Луна,
Ей звезды улыбаются,
Она же холодна.
Сейчас бы Черной Птицей
Выше Луны взлететь
И вниз сорваться камнем.
Разбиться. Умереть.
Но жизнь такая штука —
Ее легко прервать.
Собрать всю волю в руки
И сильной надо стать.
Сейчас ей одиноко,
И душит слез комок,
Но время — лучший доктор,
А жизнь — сплошной урок!

=)):unsure:

dolor-ante-lucem
26.03.2007, 03:18
Ты целуешь его запястья,
тонко слизываешь с них знаки
нежеланной безумной власти,
словно врезавшуюся накипь.
И не важно, что нет возврата,
что свобода их иллюзорна, -
семя, спрятанное когда-то,
проросло и пустило корни.
И сквозь символы по сосудам
ты вливаешь в него все силы, -
я не вижу, и я не буду
утверждать, что всё так и было...
Но слова в ладонях-конвертах,
кем бы ни были адресанты,
я опять посылаю с ветром,
и не важно, что нет возврата.
Ты целуешь его запястья -
это зеркало или память?..
И оно меня рвёт на части -
я за ним ли слежу, за нами?
Я так редко узнать способен
кроме нас, кого-то другого...
Но сейчас я бы замер, чтобы
не сорвать этот опыт снова.
Я не знаю, кому пишу их,
и уверен, что знать не должен,
пока знаки сквозь плоть живую
чьи-то губы срывают с кожей...
А ты можешь быть им, и мною,
и совсем кем-то неизвестным, -
мои фильтры вышли из строя,
мне плевать сейчас, если честно.
Ты мне - карта нейтральной масти,
и незримы знаки и лица.
Ты целуешь его запястья,
и мне это всего лишь снится.

dolor-ante-lucem
01.04.2007, 03:44
На сегодня ты - мой мужчина,
Я сегодня совсем твоя,
И безропотно, как скотина,
Ныне буду покорна я.

Быть покорной хочу. Желанной,
И податливой воле твоей -
Непредвиденной и спонтанной,
Даже (если захочешь), бей!

Ты меня то вдруг бьешь, то гладишь,
Поцелуешь с ленцой меня,
Если хочешь - разденешь и свяжешь,
Боль и ласку приму от тебя.

Я твоя этой странной ночью
От ногтей до корней волос,
Я сама хочу этого очень -
Быть покорной, как преданный пес.

Снова ты растревожишь мне тело,
Смяв руками ненужный покой,
Распластаешь на простыни белой...
Ты все сделаешь это со мной! Я раскинула ноги... Как сладко
Ощутить каждой клеткой тебя!
Ты возьмешь меня всю без остатка,
Даже вовсе меня не любя.

Я - подвластна проснувшейся страсти,
Не любви и не ласки ищу,
Мне не нужно твое участье -
Все я вынесу, все прощу.

Просто выплесни все без стесненья:
Все желанья, и грезы, и страсть.
Мне оставь только стыд и волненье,
Под тобою, ведь ты - моя власть!

Так используй и власть, и тело,
Свою похоть сполна насладив,
Ненасытный ты мой... умелый...
Утоми ты меня, утоли!

Утоми меня пыткой и связкой,
Даже болью меня испытай,
Изнасилуй мучительной лаской,
Всё, что хочешь, во мне познай!

Как ты хочешь!? Готова всюду,
Растерзай мои бёдра и грудь…
Мало будет, просить я буду:
Вновь войди в мою щель! Чем-нибудь!?

Этот голод - страшнее боли,
Вечный голод меж ног, в себе,
Не хватает характера, воли?
Нет их - всё отдаю тебе!

Утоми меня лаской и болью,
Пыткой тяжкою утоми,
Пусть всё будет со стоном и кровью,
Я хочу так - пойми, пойми!

Ну, свяжи мои руки крепче,
И на шее петлю затяни,
Пережить мне насилие легче,
Чем наивные игры любви.

Lacrima Mosa
19.03.2007, 14:08
***
Тонкая цепь на левой лодыжке,
Звонкая цепь - не снимешь.
Ты мне ответь, Боже Всевышний,
Ты меня с цепью примешь?
Кожи петля. Туго. Всё туже.
Запах с ума сводит,
Горло схватив. Голос не нужен
Там, где мой смех бродит.
Там, где свеча не для молитвы,
Падаю на колени.
Я не хочу с совестью битвы,
Как не хочу забвений.
Мой Господин, ты своей властью
Можешь мне жизнь измерить?
Выжги клеймо мне на запястье,
Чтоб я смогла верить...

***
Горит свеча, алтарь моей души.
И сердце жжет её слепое пламя.
Минуты в дни сливаются в тиши,
И только вечность безраздельно с нами.
Я на коленях пред тобою замерла.
Мне тишина и неизвестность как награда.
Не смея глаз поднять, тебе я отдала
Весь трепет сердца. А ответа мне не надо.
Я собственность твоя, рабыня, вещь.
Я для тебя открыта как страница,
Я как собака буду каждый миг стеречь
И улетать под свист плетей как птица.
Мне сказки боль дарована тобой
В тот миг, как сталь мою обняла шею.
Горит свеча. Достаточно одной.
Шутя, твою ладонь губами грею.
Я не спрошу. Не выдам своих слёз.
Но звон цепи нарушит заговор молчанья.
Исчезнет в глубине зрачков вопрос.
Ошейник, цепи - вот мое призванье.

P.S dolor, хотим подфорум:yes: