> > > >

 
15.06.2005, 11:25   #
Бедный готик
 
 
Регистрация: 20.04.2005
Сообщений: 56
Вес репутации: 0Volfram8 стоит на развилке
По умолчанию Мое творчество

Строго прошу не судить, у меня довольно мало опыта в прозе.
Работу назвал: "Мутно-серый"


Я закрыл глаза. Это было так просто и естественно, что я даже не задумывался, зачем это сделал. Уже сейчас, обдумав все, что я делал, я совершенно четко вижу, что, закрыв глаза, и изгнав из головы образ двери перед собой, я надеялся избавиться от тяжелого понимания схемы своих дальнейших действий. Я сам пошел этим коридором, сам повернул на развилке, эта дверь была чертой подводящей итог моих последних действий. Но я все еще не осознавал, что же я сделал, и что ждет меня та мой выбор. Страх перед неизвестностью, действительно ли это был он, или я уже осознал последствия своего выбора, и боялся разобраться в них.
« Но зачем? Зачем мне входить в эту дверь? Разве нельзя вернуться назад? Выбрать другие дороги? Ведь в этом сером коридоре еще столько всего неизвестного. Разве я не могу хотя бы просто задержаться в нем?»
Но тут мои размышления были прерваны: резкий толчок в спину бросил меня вперед, прямо на дверь, я выставил руки перед собой, чтобы хоть как то смягчить свой полет(или же это было падение?) Дверь сама собой открылась, как и мои глаза, и я оказался на жестком, бетонном полу за ней.
Я услышал как она захлопнулась у меня за спиной.
Сначала я лежал. Когда я поднял голову, яркий дневной свет ударил мне в глаза, на мгновение ослепив.
Свет этот был какой то неестественный. Холодный, с сиреневатым оттенком, именно такой свет пробивался из под двери когда я только   к  ней подходил.
Я встал отряхиваясь и замер: мои глаза уже немного привыкли  к  свету и, разглядывая место где я оказался, я не сразу понял, что оказался дома. Но поразило меня вовсе не мое неожиданное перемещение на улицу перед собственным подъездом. А поразила меня та бездушная, безмолвная пустота, отраженная в каждой молекуле этого места. Все мое естество воспротивилось принимать чужеродность этой картины, мне захотелось закричать, но это не имело никакого смысла, ведь эти чужие стены не отразят моего голоса. Тогда я подумал, что если бы все вещи в мире имели свой порядковый номер, я один оказался бы лишен числа, брошенный никем в этом холодном поле статиса. Все в этом мире: листья на деревьях, лица на людях, все находилось в каком-то странном неживом движении, я даже засомневался в правильной трактовке слова жизнь; быть может нежизнь это и есть жизнь, а я сам нахожусь в каком-то противоестественном состоянии и зову его жизнью лишь из-за недостатка жизненного опыта?…
Наваждение закончилось так же резко как вспыхнуло, перед глазами остались лишь разбросанные детали мозаики более не составлявшей из себя единого целого. Я собрал их в кучу, попытавшись, не потерять не одной и быстрым шагом пошел по коридору.
__________________
Per aspera ad astra
Offline  
11.08.2005, 13:34   #
Бэйбик
 
Регистрация: 10.08.2005
Сообщений: 9
Вес репутации: 0Fallen Angel стоит на развилке
По умолчанию Re: Мое творчество

В основу этого рассказа лег мой сон, конечно, многое я выдумала сама, но чудовище и главный герой мне правда приснились.

Суицид в кошмарных снах

Дебора стояла у себя в спальне перед зеркалом. Вдруг она увидела отражение чудовища, стоящего у себя за спиной. Цементного цвета, выкованное из камня, оно смотрело на девушку высохшими глазницами, испепеляя своим взглядом свою жертву. Девушка закричала, обернулась, до смерти напуганная, но ничего не увидела. Как бы она ни пыталась разглядеть в комнате то, чего она боялась, у нее ничего не получалось. Дебору охватил безумный страх. Она хотела кричать, но ее голос не слушался ее. Она хотела бежать, но, оцепенение, настигшее ее, не давало ей сдвинуться с места. Дебора чувствовала, как что-то ужасное сверлило ее своим взглядом. Девушка обернулась, но увидела перед собой лишь пустоту. Она знала, что за ней следят, но она не понимала, чего боится. Дебора хотела выбраться из этого ада. Она врезалась в стену, бросалась  к  столу, перевернула стул…. Каждая частичка ее тела чувствовала, что кто-то находится рядом с ней, кто-то стоит у девушки за спиной. Этот кто-то знает о ее страхе, но как бы Дебора не оглядывалась, она не видела то, чего боялась. В бессознательном состоянии, Дебора упала на пол. «Нет, нельзя лежать, нужно что-то делать!» Дверь из ее комнаты была заперта. Оставался только один выход из этого ада – окно. Девушка, охваченная безумным страхом, не понимая своих действий, бросилась  к  окну. Она думала лишь о том, что ей, во что бы то ни стала вырваться из-под этого сверлящего взгляда, который преследовал каждую ее частичку. Девушка еще раз оглянулась, но не увидела того, что ее так напугало. Дебора встала на подоконник, зная, что ей уже ничего не поможет и, как можно сильнее, надавила на стекло. Мелкие осколки стекла посыпались на землю, а вслед за ними бросилось до смерти напуганное, почти бездыханное тело девушки.

Адам вернулся домой в 2 часа ночи. Закрыв за собой дверь, он почувствовал, что еле стоит на ногах. Приняв душ, он, открыв холодильник, нашел холодные котлеты, проглотил пару штук, запил их чаем и, добравшись до кровати, упал на нее без чувств. Это был молодой человек, двадцати пяти лет. День у него был трудный. Вечером, вернувшись домой после работы, он обнаружил свою младшую сестру Анну, принимающую наркотики, лежащей на полу без сознания. Телефон не работал, так как его отключили за неуплату, и Адаму пришлось вести сестру в больницу на своей машине. Бесконечные пробки на дорогах задерживали их, но, все-таки, Адаму удалось доставить сестру в госпиталь. Девушку сразу же положили в реанимацию, поставили капельницу. Адам провел в больнице около двух часов, оформляя нужные бумаги. Наконец, добравшись домой, его единственным желанием было отдохнуть. Но и во сне ему не было покоя. Каждую ночь он мучался кошмарами. Ему снилось, как чудовище замучивает своих жертв страхом, и они, не выдерживая, кончают с собой. И эта ночь для него не стала исключением. Как только Адам закрыл глаза, ему предстала кошмарная картина: девушка, в агонии, выбрасывается из окна. А за спиной у нее стоит она – Севилла. У него такое ощущение, что она уже стала частичкой его самого. Она медленно поворачивается  к  Адаму, ее высохшие глаза смотрят на него, сверля его взглядом. Ему никуда не деться от нее. Адам хочет проснуться, он больше не может терпеть ее огненного взгляда…

С самого детства он был знаком с ней, но только после того, как ей удалось пробраться в мир живых, она начала по настоящему действовать. Это существо с каменными крыльями вместо рук, серо-цементного цвета, ее туловище напоминает овальный камень, изуродованный шрамами и рубцами. Ее глаза представляют собой иссохшие глазницы. Она – посланница из царства тьмы и мертвых. Выбрав себе портал в мир живых, она готова пугать и убивать. Она – воплощение самого кошмарного страха всех людей – отсутствие объекта страха. Когда Адам спит, то он выпускает на волю чудовище из своих ночных кошмаров – Сивиллу.

Адам в холодном поту вскочил с кровати. Он медленно оглядел комнату, понимая, что это был сон. Вытерев рукой пот с лица, он посмотрел на часы – время было без пяти четыре. Он спал только два часа. Будильник, звонящий и оповещающий, что нужно идти на работу, должен прозвенеть в шесть. Адам попытался еще раз уснуть. И тут же, как только он закрыл глаза, его воображению предстал другой кошмар: незнакомая ему женщина, пожилых лет, сидела в кресле, читая книгу. Вдруг, она неожиданно подняла голову, уронив книгу на пол. И тут Адам снова увидел Севиллу. Все так же обезображенная, она медленно подвигалась  к  женщине со спины. Очередная жертва, чувствуя опасность, но не видя никого, бросилась  к  открытой двери. Но прямо перед ее носом, дверь захлопнулась. Было видно, что женщина охвачена паникой. Севилла, передвигалась настолько быстро, что ее нельзя было почти заметить, кружась вокруг жертвы. Та, прислонившись  к  стене, не знала, куда ей деться. Вдруг, она увидела на столе ножик, лежавший рядом с яблоком на блюдце. Она, рывком, почти упав, бросилась  к  столу. Она схватила ножик, но он выскользнул у нее из рук…
Спасительный звон будильника освободил Адама от мучительного сна.

Целый день Адам был погружен в заботы о сестре. Он ее любил, хоть она была и наркоманкой, и старался помогать ей. Они жили вдвоем, Адам работал на себя и на сестру. Анне было восемнадцать лет, и она сидела на кокаине полгода. Большая часть денег, которую он зарабатывал, шла на лечение сестры и поэтому они жили очень скромно, почти бедствовали. Из-за кошмаров, которые особенно в последнее время начали его сильно мучить, поэтому он жутко уставал и хотел спать. Сестра была для него единственным близким человеком в этом мире, и поэтому он изо всех сил пытался помочь ей. Адам никому не рассказывал о своих кошмарах, но, уже сам начал беспокоиться.
В то же время, в разных странах начали появляться статьи о непонятных и необъяснимых случаях суицида. В США, в Финляндии, в Италии, в России, в Японии – везде происходили странные случаи самоубийств. Таких, как будто люди торопились уйти из жизни, необдуманно и безыдейно уродуя свое тело. Один мужчина, лет сорока пяти, преуспевающий бизнесмен, находясь у себя в офисе, был найден с разожженным запястьем – он ножом для бумаг резал свою руку, до потери сознания. Когда  к  нему попытались войти, то оказалось, что дверь была заперта, а когда в офис удалось все-таки пробраться, выбив дверь, то было найдено бездыханное тело бизнесмена. Свидетелей этого убийства не было, так же никто не видел, чтобы кто-нибудь заходил в кабинет перед случившимся. Такие происшествия случались не только в крупных городах, но и в самых отдаленных уголках планеты. Никакая экспертиза не могла установить причину, заставляющую людей убивать себя. Оставалось только теряться в догадках.
Адам, закончив работу, сразу же поехал в госпиталь  к  сестре. Она уже пришла в сознание, но все еще была под капельницей – необходимо было вывести наркотические вещества из организма. Адам подошел  к  Анне, присел на краешек ее кровати и, взяв бледную руку девушки, прошептал:
- Ты поправишься, обязательно поправишься. Мы сможем выбраться и уехать далеко далеко. Туда, где нас никто не найдет, моя сестренка.
С этими словами, он прижал обессиленную руку Анны  к  своей щеке. Девушка улыбнулась ему глазами. Ей тоже очень хотелось избавиться от наркотиков, она понимала, что идет навстречу смерти, и, видя заботу брата, не могла не любить его, но наркотики становились сильнее ее, она почти не могла им сопротивляться.

Вернувшись домой, Адам решил, что постарается сегодня не спать. Он больше не мог терпеть те кошмары, которые преследовали его каждую ночь. Он включил музыку, взял в руки газету и на первой странице увидел заголовок: «Самоубийцы всех стран объединяются». Полистав газету, он нашел нужную статью, пробежался по ней глазами…и о ужас! Ему предстал перечень всех его снов. Как главный свидетель всего произошедшего, он мог описать любую деталь каждого убийства. Безусловно, он понял, что его сны напрямую связаны с произошедшими убийствами. Он был шокирован осознанным. Очередным «самоубийцей» мог стать кто угодно. От этой мысли Адам приходил в ужас. Он начал винить себя во всем произошедшем, ведь это были его сны, а значит, он мог подсознательно управлять ими… Он еще не понимал, что именно Севилла совершает эти жуткие преступления.
Дочитав статью до конца, он, сев на кровать, оперся локтями о колени и закрыл лицо руками. Он понимал, что каждая минута его сна может оказаться для кого-то смертельной. Однако он не знал, как с этим можно бороться. Серый вечер перетекал в темную ночь. Часы пробили пол первого. Своим угнетающим видом, они могли пустить мелкую дрожь по телу любого: готические фрески, покрытые черным лаком, окружали циферблат, а ниже медленно качался маятник, делая комнату, в которой находился Адам еще более мрачной.
Как бы ни пытался Адам сопротивляться угнетающему настроению ночи, все равно его веки начинали раскрываться все реже и реже, медленнее и медленнее. Царство снов беспощадно тянуло его за собой. Вдруг Адам очутился в знакомом ему помещении. В темноте, по запаху лекарств, он мог понять, что находится в больничной палате. Оглядевшись, он увидел койку, на которой тихо спала Анна. Он осознавал, что сейчас должно произойти что-то ужасное. Он изо всех сил пытался выбраться из начинающегося кошмара. Он попробовал выйти из палаты, нервно дергая ручку двери, но у него ничего не получилось. Тогда он подошел  к  сестре. Ее тело безмятежно лежало на койке.
- Анна, очнись, Анна, - чуть ли не кричал Адам, надеясь на то, что она его услышит.
На что девушка только повернула голову в другую сторону.
- Анна, ты меня слышишь? - не успокаивался Адам.
Тем временем, комнату наполнял призрачный холод. Адам все еще пытался разбудить Анну и предупредить ее о смертельной опасности. Вдруг у себя за спиной он услышал гул, как будто бы  к  нему приближалась стая мух. Анна, тоже услышав шум, приоткрыла глаза. Адам почувствовал, что она начинает волноваться. Он оглянулся. За его спиной стояла цементно-серая фигура, обездвиженная фигура чудовища. Только Анна бросила взгляд в сторону, где стояла Севилла, как тут же чудовище пропало и появилось в противоположной стороне. Анна приподнялась на кровати. Ее обрывистое дыхание и ищущий взгляд выдавал ее страх. Она пыталась увидеть то, чего боится, но ничего не замечала. Адам же, видел, как по палате перемещалось изуродованное тело Севиллы. Он знал сценарий, который последует за этой картиной.
- Зачем ты это делаешь? – крикнул он Севилле, пытаясь уловить ее взглядом. В ответ он услышал щелчок и леденящее шипение, исходящее даже не от самого чудовища, а откуда-то извне, будто бы из самой преисподни.
Анна уже начала метаться по комнате. Выдернув капельницу из вены, она дала свободу тоненькой ручке крови, текущей по ее ладони. Девушка, медленно отступала  к  двери, а, убедившись, что она заперта, почти в истерическом состоянии начала перемещаться по комнате, вертя головой и пытаясь нащупать глазами объект своего страха.
- Зачем тебе она, забери меня, только оставь в покое всех, зачем тебе мучить кого-то? – кричал он непонятно кому.
Тут Адам почувствовал, что воздух начинает трястись, прибиваясь волнами  к  стенам комнаты. Вслед за дребезжанием воздуха все тот же леденящий душу звук, только теперь можно было разобрать какие-то слова: «Ты мне еще нужен, - прошипело чудовище, - а она пойдет со мной, в преисподнюю» После ужасающих слов последовал не менее жуткий звук, походящий на гром, но Адам догадался, что это был смех Севиллы.
- Я тебе ее не отдам! – с этими словами он бросился на чудовище, пытаясь схватить исчадие ада. Но каждый раз, когда ему казалось, что вот- вот он сможет достать до чудовища рукой, Адам промахивался, несколько раз падая на пол, и, только, все больше и больше раззадоривал Севиллу. Она начинала двигаться по помещению все быстрее и быстрее, а Анна впадала все больше и больше в панику. Наконец, не выдержав, девушка закричала. Ее вопль заставил перевернуться все в душе у Адама. Затем, Анна начала искать в палате предметы, которыми можно было порезать себя. Взяв стакан, стоящий у нее на тумбочке, она разбила его о пол, а затем, найдя наиболее острый кусок стекла, начала бить себя им то в шею, то в живот, то в руку… Ее бледное, дрожащее тело, начало истекать кровью. На ее лице, покрытом слезами и кровью, появилась гримаса жуткой боли. Адам был парализован картиной. Видя, как уродует свое юное тело его любимая сестра, и, понимая, что он ничего не может сделать, из его груди раздался крик боли и отчаяния. Он упал на колени, рыдая и корчась от горя. В метре от него рухнуло бездыханное и окровавленное тело его сестры. Он взял в руки голову Анны, склонился над ней и, тихо рыдая над ее бездыханным телом, начал произносить бессмысленные фразы, прося у нее прощения за то, что не смог сберечь ее. Через несколько минут, он, резко повернув голову назад, увидел цементную фигуру, свисающую с потолка. Он подошел ближе  к  чудовищу, заглянул в ее черные, пустые глазницы и, пытаясь прогнать от себя охвативший его ужас, прошипел сквозь зубы: «Ты никого больше не убьешь, убирайся из моих снов, кто ты, чтобы мучить нас, - его голос становился все более громким, - возвращайся  к  Дьяволу, я больше не дам тебе издеваться ни над кем!».
С этими словами, он поднял окровавленный осколок стекла, упавший из обессилевшей руки Анны, и воткнул себе его в шею, а затем резко бросил на пол осколок.
Адам тот час очнулся ото сна. Кровь из сонной артерии фонтаном била из шеи. Но он даже не пытался ее остановить. В глазах у него все темнело, его тело становилось холодным. Сознание Адама помутнело, и его душа начала медленно отделяться от своей земной оболочки.

Через два дня тело Адама было найдено его коллегой по работе, заехавшим сказать ему о том, что Адам уволен.
__________________
Часть людей обольщается жизнью земной,
Часть - в мечтах обращается  к  жизни иной.
Смерть - стена. И при жизни никто не узнает
Высшей истины, скрытой за этой стеной.
(О. Хайам)
Offline  

« | »

Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Версия для печати
Отправить по электронной почте
Опции просмотра
Линейный вид Линейный вид
Комбинированный вид
Древовидный вид

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

Вкл.
Вкл.
код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход



Часовой пояс GMT +4, время: 18:16.
|
-

Проект
DarkMind.Ru Copyright ©2000 - 2013